26 Апреля 2017

21.04.2017 - ВЭБ госсредства теряет легко

ВЭБ обратил в убыток все полученные от государства деньги 
подробнее »

18.04.2017 - Нормативы попутали

Как владельцы "Корпорации СТС" Алексей Бобров и Артем Биков свердловское "Облкоммунэнерго" приватизировали задармаподробнее »

17.04.2017 - Глава Минэкономразвития Максим Орешкин за организованный грабёж

Глава Минэкономразвития призвал Центробанк обрушить рубль 

подробнее »

21.04.2017 - 10 членов правления "Роснефти" вознаградили себя на сумму 3,696 миллиарда рублей

Правление "Роснефти" выплатило себе 3,7 миллиарда рублей на фоне падения прибыли вдвое

18.04.2017 - Злоключения с капиталистическим ремонтом

Фонд нуждается в капитальном ремонте.  2017 год начался со скандалов вокруг деятельности регионального оператора капитальных ремонтов

18.04.2017 - Политика направленная на обнищание народа

  Реальные располагаемые денежные доходы населения РФ в марте 2017 года упали на 2,5% по сравнению с мартом 2016 года после падения на 4,1% в феврале, роста на 8,1% в январе, сообщил Росстат.

18.04.2017 - О дарителях и благодарных получателях

 Алишер Усманов и Дмитрий Медведев

17.04.2017 - Медведев нашел 15 миллиардов рублей для подсанкционного крымского банка

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о выделении работающему в Крыму Российскому национальному коммерческому банку (РНКБ) 15 миллиардов рублей. 

15.04.2017 - В городе, лишённом имени Свердлова, пенсионерку довели до смерти за кражу в "Пятёрочке"

  В Екатеринбурге после приступа в отделе полиции умерла пенсионерка, которую обвинили в краже из универмага "Пятерочка".

14.04.2017 - Реальная бедность в России в два раза выше официальной

Масштаб бедности в России сильно занижен. 

14.04.2017 - Социальные пенсии вырастут на 1,5%

Средний размер социальной пенсии вырастет на 129 рублей  

14.04.2017 - Доля ущерба от финпреступлений обновила рекорд

В прошлом году 76% всего причиненного вреда по оконченным уголовным делам пришлось на финансовые преступления.  

Актуальный архив » Актуальный архив ДС

Актуальный архив ДС

31.03.2008 - МЕТОДИЧЕСКАЯ ДУБИНА

11 мая 2006 года в Свердловском медицинском институте (УГМА) состоятся выборы нового ректора…

Актуальный архив (подборка документов 1989-1990 гг.):

Студент, помни!

Вместо научного социализма тебе вдалбливают идеологию культа личности ближайшего начальства. То есть:

Философию без … ума,

Этику без … нравственности, а

Научный коммунизм без … коммунистического мировоззрения.

Всё это беззастенчиво именуют «коммунистическим воспитанием студенчества»!

Когда преподаватель кафедры философии В.МОЛЧАНОВ восстал против этого циничного обмана, то начальство мединститута расправилось с ним (см. Академическая задолженность. Уральский рабочий, 2 ноября 1989 г.). 20 сентября с.г.[1] Молчанов подал заявление прокурору Верх-Исетского района о возбуждении уголовного дела против ректора Ястребова и зам. секретаря парткома Баталова за преследование за критику и за клевету (ст. 139* и ст. 130 УК РСФСР.)

Позор безнравственной администрации СГМИ, расправляющейся с независимыми обществоведами, которые не желает потакать начальству!

Позор парткому и комитету ВЛКСМ, которые благословляют административные расправы над честными людьми!

Позор руководству учёного совета стоматологического факультета, готовому по приказу начальства пойти на любую подлость «от имени» науки!

Если ты хочешь понять, за что А.П.Ястребов и А.А.Баталов, полностью подпавшие под влияние профессорской групповщины философского факультета УрГУ, изгнали В.МОЛЧАНОВА из института, прочти его последние публикации:

 

1.                     Методическая дубина. Как работает механизм торможения в обществоведческой науке. Уральский рабочий, 7 января 1989 г.

2.                     Ирбитский синдром. Молодая гвардия, № 2, 1989 г.

3.                     Ещё о феномене Ельцина. Наука Урала, 4 мая 1989 г.

4.                     Вкус к теории и идеология перестройки. Наука Урала, 12 октября 1989 г.

5.                     «Снайпер» Баталов и другие. На смену! 4 ноября 1989 г.

 

Выразим политическое, профессиональное и моральное недоверие «деятелям», захватившим в свою частную собственность наш медицинский институт. Их монополия на здравоохранение опасна для нашего здоровья и самой жизни! Вернём институт Государству! Долой обнаглевшую вузовскую бюрократию!

 

Да здравствует студенческое движение!!!

Студенческая группа УНФ. 1989-90 уч. год.

МЕТОДИЧЕСКАЯ ДУБИНА 

Как работает механизм торможения в обществоведческой науке

Случилось это два года назад. Меня пригласили прочитать лекцию на семинаре пропагандистов в Верх-Исетский райком партии Свердловска. Тема – «Воспитание нового мышления – веление времени». Столь традиционную, мягко говоря, трактовку темы я попытался оживить, насытив выступление примерами, размышлениями. После лекции меня пригласили в кабинет секретаря Верх-Исетского райкома партии А.Меркурьевой и… здесь я был категорически и безапелляционно обвинён в антисоветизме. Как, дескать, посмел утверждать, будто сегодня вокруг перестройки идёт острая идейная борьба? Признаюсь, слегка опешив, попытался защититься испытанным приёмом обществоведов – цитатой. Напомнил А.Меркурьевой слова М.С.Горбачева на Всесоюзном совещании обществоведов 1 октября 1986 года: «Ясно, что в ходе перестройки нашей жизни, её обновления идет острая, не всегда открытая, но бескомпромиссная борьба идей». 

Мне показалось, что на этом разговор закончен, и занес его в копилку курьёзов, но природный оптимизм в этот раз меня подвел. Буквально через несколько дней по настоянию А.Меркурьевой состоялось собрание партгруппы кафедры философии и научного коммунизма Свердловского медицинского института, где я работаю. Руководил «важным политическим мероприятием» заместитель секретаря парткома института С.Бугаев. К моему большому удивлению коллега Е.Петрова, руководитель того злополучного семинара, обвинений в антисоветизме не опровергла, дескать, у Молчанова были в лекции серьезные методические ошибки.

Подобная «аргументация» человеку постороннему может показаться странной, но обществоведы, думаю, поймут, в чем здесь дело. В том, что давно уж в нашем профессиональном цехе заведено всё непривычное объявлять методически несостоятельным и на этой основе клеить политические ярлыки. Всё это, воистину, было бы смешно, когда бы не было так грустно. На первый взгляд, в самой методике ничего плохого нет, ведь всякое дело имеет две стороны: «что» и «как». Но «методирование» в условиях административно-бюрократического управления наукой стало, по сути, тормозом в развитии общественных наук.

Перестройка разбила коллег-обществоведов на три группы: первая, сменив схоластику на науку, жадно изучает факты реальной жизни, факты социализма. Вторая добросовестно ударилась в методическую работу, сменив старую схоластику на новую. Последняя, самая влиятельная и «заслуженная», панически боится каких бы то ни было изменений в «своей» науке. Будучи весьма солидной по численности, опираясь на нейтралитет второй, эта группа выискивает «методические ошибки» у первых, всячески перекрывая им кислород.

Не берусь судить за весь Союз, но на уральском меридиане дело обстоит именно так. 

Причины существования этих групп кроются в двойственности объективного положения преподавателя общественных наук. С одной стороны, он – носитель и выразитель мировоззрения рабочего класса. С другой – обычный чиновник, служащий министерства, вуза, кафедры, который во многом подчинен ведомственным законам своего бытия.

Понятно, что бюрократу выгоден тот, кто ориентируется на чины и звания, а против другой группы есть испытанное оружие – методика. А ведь если сегодня заглянуть в любое пособие по методике преподавания общественных наук в вузе, можно убедиться, что, кроме тривиальностей, там ничего нет.

Для обществоведа, неравнодушного к своему предмету, существующая методика сегодня страшна тем, что вытравляет из того же научного коммунизма «чёрствый хлеб факта», реалии жизни, заменяя их демагогическими выкрутасами.

…Уже немало лет на государственном экзамене мне приходится слышать довольно полные и бойкие рассуждения о высшей стадии развития социалистического общества. Но вот что настораживает, даже удручает: самый зрелый выпускник, блестяще объяснив, что необходимо для построения коммунизма, смолкает перед вопросом: «А для чего он нужен тебе самому?» Одна из выпускниц вместо ответа просто разрыдалась. Еще бы, такая «бестактность» задавать подобный вопрос!

А ведь знать, для чего он нужен мне самому, равнозначно четкому и ясному пониманию того, что такое коммунизм и как его создавать. Так что слёзы девочки одной «психологией» не объяснить. Они полились из-за неумения мыслить. Ведь наш подопечный медик-студент учится не тому, как думать, а тому, «что» подумать, да «как сказать»… Молодёжь это калечит, принуждая с ранних лет ориентироваться не на саму Суть, а на чужие мысли, поступки и дела.

Понятно, что при этом, вместо революционного влияния на своих питомцев, мы воспитываем студента-индивидуалиста, который не умеет, да и боится мыслить смело, коллективистски, во имя Общего Блага, а не во имя лишь самого себя. В газете «На смену!» секретарь комсомольской организации I курса санитарного факультета СГМИ Д.Миргасимов прямо так и сказал: «Мы не знаем наших прав, а если знаем, то молчим. Мы привыкли к рабской психологии, полагая: так легче жить – за тебя подумают…»

Для себя феномен запуганного студента объясняю просто: его воспитал запуганный преподаватель!

Даже сдавая государственный экзамен на «отлично», молодежь наша часто усваивает философию без мышления, эстетику без чувства прекрасного, этику без нравственности, политическую экономию социализма без чувства социалистического хозяина, а научный коммунизм без коммунистического мировоззрения. На последнее хотел бы обратить особое внимание. Действительное мировоззрение проявляется не в словах, а в делах. Дела же таковы. В 1985 году к административной ответственности было привлечено 53 студента и сотрудника СГМИ, ещё десять – к уголовной ответственности. В следующем году эти цифры были перекрыты, причем диапазон преступлений широк: от квартирных краж до убийств. Львиная доля правонарушений – участие в незаконных операциях с наркотиками. Постоянно привлекаются к уголовной ответственности бывшие выпускники нашего института. А ведь в своё время они успешно сдали государственный экзамен по научному коммунизму, преподанный им… методически верно!

…Сегодня практически негде искать помощи и понимания учёному, решившему уйти от тривиальностей. Не найти пока его и в партийных органах. В подтверждение приведу такой факт.

За время с апреля 1985 года в Свердловске сложился небольшой коллектив обществоведов-единомышленников, которые провели несколько научных конференций по изучению теоретического наследия классиков марксизма-ленинизма, проблем коммунистического созидания. Вокруг свердловчан сплотился перспективный коллектив обществоведов из других городов, определилось его своеобразное научное лицо. Главное направление работы – изучение общественных отношений социализма; философский анализ социальных инициатив трудящихся, в особенности рабочих починов Урала. Научная работа ведётся прямо на заводах. Мы организовали ряд «круглых столов» на Уралмаше, на Северском трубном заводе, на Уральском турбомоторном, на свинцово-цинковом комбинате им. В.И.Ленина в Усть-Каменогорске, на ГПЗ-1 в Москве, и на некоторых других предприятиях страны.

Ведётся не только теоретическое обобщение опыта рабочих коллективов, но и организация практического обмена опытом между различными регионами страны. Так, научная инициатива свердловских обществоведов и их московских коллег из Института культуры помогла в начале 1987 года, ещё до постановления ЦК КПСС, привить на московской земле уральский (Северский) почин по коллективной гарантии трудовой и общественной дисциплины.

Реакция партийных органов, прежде всего отдела науки и учебных заведений Свердловского горкома КПСС во главе с Н.ВОРОНИНЫМ[2], на наш коллектив была однозначной – не годится! Подготовленная к концу 1986 года научная конференция «Ленинская концепция социализма как живого творчества самих народных масс» была сознательно сорвана. Несмотря на то, что материалы конференции получили самую положительную рекомендацию от Академии общественных наук при ЦК КПСС. Конференция, мало того, была предусмотрена планом мероприятий Философского общества СССР на 1986 год…

Как я понял, при её подготовке не были соблюдены кое-какие «методические» традиции. Прежде всего та, что отделу горкома партии пришлось иметь дело с «непривычными» обществоведами, которые «вдруг» начали сметь своё суждение иметь…

Понятно, что методика существует не случайно: она возникла из общественного разделения труда, которое есть и в вузовском преподавании общественных наук. Как-нибудь она необходима, но нужно лишить «методическую схоластику» её собственной ведомственной стихии. Другими словами, включить преподавателя-обществоведа в ту жизненную среду, в которой он только и сможет осуществить своё призвание и общеполезную роль – стать теоретически грамотным, научным, идеологическим и, следовательно, политическим представителем рабочего класса в интересах народа. Я говорю о включении его в общественные отношения рабочего трудового коллектива.

Сошлюсь здесь на свой опыт приобщения к проблемам Уральского турбомоторного завода им К.Е.Ворошилова, где рабочие цеха ДМ-1 избрали меня членом совета трудового коллектива. Работа в его составе – настоящая вакцина против схоластики. Только в результате подобного «включения» начинаешь в полной мере понимать, что такое марксизм-ленинизм, что такое социализм. Становится, кстати, и заодно предельно ясно, как без всяких «методических» затей (согласованных с начальством!) можно находить со студентами общий язык.

Думаю, что на учебный семинар студенческой группы нужно выносить свой опыт общественной жизни и политической борьбы за суверенные права трудового, рабочего коллектива, а не «этику» уважению к культу начальственного мнения…

И, наконец, для искоренения схоластики из методики нужно ликвидировать «разделение труда» в мировоззренческой подготовке студента. Речь о том, что вся лесенка марксистских наук должна быть пройдена студентом рука об руку с одним преподавателем. А оценка труда преподавателя, выражаясь политическим языком перестройки, должна осуществляться по тому, сможет ли «его» студент без обывательского трепета относиться к реальным противоречиям жизни, разрешать их под углом зрения интересов рабочего класса, проявляя при этом своё мировоззрение не просто в словах, но в чувствах, мыслях и делах. Если нам ДОВЕРЕНО учить, позвольте каждому из нас определять пути формирования из подопечных истинных марксистов, борцов за перестройку. Тогда-то о нашей работе будет судить легко любому и каждому, в том числе и партийным работникам. Судить по конечному результату: к примеру, сколько питомцев конкретного обществоведа после института станут высококлассными специалистами с активной жизненной позицией, основанной на принципах социализма, а сколько уйдут, скажем, в ряды наркомафии.

Тогда не придётся по смутным предчувствиям делать из нас «антисоветчиков», как поступили со мной в Верх-Исетском райкоме партии. Полгода отчаянных усилий потребовалось для того, чтобы Свердловский горком партии созвал комиссию, которая официально (!) постановила, что я – не антисоветчик.

Правда, пришлось согласиться с тем, что всё же я «нескромный человек». Так требует методика житейской мудрости: из двух зол выбирают меньшее.

В. МОЛЧАНОВ, кандидат философских наук, г. Свердловск.

«УРАЛЬСКИЙ РАБОЧИЙ», 7 января 1989 г.

 

«СНАЙПЕР» БАТАЛОВ ИДРУГИЕ

(оборотная сторона медали)

Сегодня названия городов Элиста и Волгоград воспринимаются нами как синоним слова «БЕДА». Как предупреждение о том, что медицина становится социально опасной, ибо поражена вирусом, имя которому – БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

Но безответственность – это лишь только одна сторона медали. Убеждён, что безответственность медицинского работника перед своим больным просто оборотная сторона чудовищно гипертрофированного чувства ответственности перед… своим начальством. И это неспроста. Как человек, уже в течение 13 лет проработавший в Свердловском медицинском институте, свидетельствую: идеология, психология и этика культа личности своего начальства – это едва ли не единственная гражданская добродетель, которую под титулом «коммунистическое воспитание студентов» должен усвоить будущий врачеватель за свои 5-6 студенческих лет.

Что это значит? В частности, это означает, что «универсальным для всех стимулом является… страх! Страх перед преподавателем (он всегда прав), перед экзаменом, за место в общежитии, перед распределением, страх за свою некомпетентность перед больным», - свидетельствует член партбюро санфака, ответственный за комсомольскую работу А.Новосёлов (см. Свердловский медик, 21 ноября 1988 г.) Страх перед начальством рождает предателей: нравственности, профессионального долга, научной истины. Об одном случае такого предательства научной истины я бы и хотел рассказать.

Пришлось как-то мне выступить с критическими замечаниями на защите докторской диссертации своего заведующего кафедрой. Было это 19 июня 1987 г. когда доцент А.А.Баталов докладывал Ученому совету Уральского университета результаты своих научных исследований по проблеме профессионального мышления. Мысль – материя тонкая. И о ней, как говорил классик, можно иметь либо высокое, либо низкое мнение, из которого и проистекают «низкие» дела. Именно на весьма низкое, т.е. непрофессиональное мнение своего старшего коллеги об этом предмете исследования мне и пришлось корректно указать.

(Философия – наука строгая. Один из её важнейших законов гласит: кто каков человек, у того такая и философия. Вместо контраргументов по существу соискатель разразился тирадой относительно подозрительных намерений неофициального оппонента. А затем последовали и поступки… Естественно, низкие. Таковы законы философской науки. И иначе просто не может быть!)

Буквально через несколько дней неожиданно и без всяких объяснений я был отстранён от руководства педагогической практикой студентов 4-го курса. А ведь буквально за несколько месяцев до этого никто иной как сам зав. Кафедрой А.Баталов на моём руководстве ею и настоял…

Ларчик открывается просто: помимо оперативного окрика на моё непрошенное оппонирование, создавалась почва для будущих и более основательных административных расправ. В частности, под предлогом «недостаточности» у меня же отобранной внеаудиторной работы со студентами нагнетались отрицательные характеристики и, в особенности, полностью и окончательно был наложен запрет на поездки в научные командировки по стране даже за свой счёт.

В сентябре того же года состоялось традиционное партийно-политическое «комплектование» кафедр общественных наук. Никаким юридическим статусом процедура эта не обладает. Задача её иная: подтвердить «верность» преподавателей-обществоведов - идеологии культа личности начальства вообще и своему институтскому начальству, в частности. В этот раз руководство попеняло доц. Баталову на то, что тот ещё гораздо раньше не расправился со мной. Ведь преподаватель-обществовед является образцом политического поведения для студентов и своих коллег-медиков. И дабы существующий порядок вещей сохранился, его-то в первую очередь и следует прибрать к рукам.

Критика была воспринята и вот 30 октября 1987 г. появился приказ № 116-Л 26, текст которого гласил: «Объявить Молчанову В.А. – ст.преподавателю кафедры философии строгий выговор за отсутствие на работе 14 октября 1987 года без уважительной причины. Считать 14.10.87 не рабочим днём. Сократить отпуск на один день. Основание: рапорт зав. Кафедрой философии Баталова А.А., объяснительная Молчанова В.А.»

Как поступить?

18 ноября того же года на встрече первого секретаря Свердловского ОК КПСС Петрова Ю.В. с обществоведами города в присутствии зала я подал протест против административных расправ и гонений за критику и получил обещание разобраться по существу. Через месяц 18 декабря комиссия обкома безапелляционно подтвердила юридическую несостоятельность вынесенного мне выговора. От оценки же моральной и политической сторон этого факта она, к сожалению, самоустранилась. И вот, наконец, 2 февраля 1988 г. появился приказ по институту об отмене мне строгого выговора. Превращение в нарушителя трудовой дисциплины не состоялось!

Но не беда. В арсенале администрации осталось ещё много различных средств. И самое доступное из них – это КЛЕВЕТА.

Этим летом наступил долгожданный для моего «научного» оппонента момент конкурсного переизбрания на очередной пятилетний срок. Доцент Баталов составил необходимую для прохождения по конкурсу характеристику. Выйдя после операции из больницы и ознакомившись с нею, я дал оценку вполне определённую: характеристика эта была составлена не только в отрыве от объективного положения вещей, но и в отрыве от мнения самой кафедры ни сном ни духом о ней не ведавшей. Словом, клевета… В итоге был назначен её отзыв и пересмотр.

Судите сами. Главный тезис «своей» характеристики: «…моральные качества Молчанова В.А. не отвечают требованиям, предъявляемым преподавателю советской высшей школы». Доцент Баталов защищал так: «Осенью на митинге у Дворца молодёжи, организованном Уральским народным фронтом, в котором В.А.Молчанов состоит, прозвучали оскорбительные в адрес партии выступления, в том числе такого типа: «Все коммунисты воры». Валерий Алексеевич в последующем выступлении на этом митинге не защищал достоинство членов партии, а ограничился изложением своей классификации обществоведов».

Ну что тут скажешь! Разве только то, что в речи на том митинге я говорил о такой разновидности обществоведов, которые намеренно «путают» теорию научного социализма с идеологией культа личности ближайшего начальства. И подвергают административному прессингу тех своих коллег, которые путаницу эту не желают принять. Навешивание политических ярлыков – прием древний, простой и практически ненаказуемый.

Или сказать о том, что моё отношение к КПСС и курсу партии на перестройку я сформулировал в интервью программе «Взгляд», показавшей видеосюжет митинга УНФ 5 ноября 1988 г. Его видели миллионы людей, которые доц. Баталову смогли бы легко и доказательно возразить. Что мои публикации в местной и центральной прессе свидетельствуют о вздорности этих обвинений моего идеологического начальника. Или же напомнить в конце концов, что сам-то я – беспартийный, а вот доцент Баталов является зам.секретаря по идеологии Свердловского медицинского института…

Впрочем, знает он всё это. И всё это его ничуть не смущает: должность такая. Или призвание, может быть.

Впрочем, несмотря на вдохновенное очернительство, которое ему удалось все же частично в новой характеристике оставить, упоминание о моем «несоветском» статусе в составе советской высшей школы, коллектив кафедры его заставил всё же убрать. К слову сказать, ещё 20 мая 1987 г. партгруппа кафедры на своем заседании постановила: восстановить ленинские нормы партийной работы с кадрами в СГМИ. Но нашему ревнителю партийности в духе культа личности начальства, этот товарищеский урок так и не пошел впрок…

А что же главное лицо «треугольника» – ректор? Вначале он подписал характеристику первую. Получив от меня разъяснение, что тем самым вынуждает меня потребовать аргументов или привлечь к ответственности за клевету, он подписал и вторую. Конечно, лучше быть человеком беспринципным, чем просто клеветником. Но, думаю, что коллективу медицинского института, которым ректор Ястребов при идеологической поддержке А.А.Баталова руководит, от разницы этой ничуть не легче…

Убеждался не раз, что поддавшись атмосфере вузовской жизни, молодой эскулап всерьёз уверует, будто слушать и лечить в первую очередь нужно именно «начальство», ну а уж потом лечить можно и людей… Если же преподаватель или студент, чьё нравственное чувство не заглохло окончательно, эту подлую софистику разгадает, тут же на него объявляется охота и находится нужный административный стрелок. Культ личности начальства обязательно сумеет за себя постоять.

Правда, есть у Культа этого серьёзный, теоретически подкованный политический противник в ВУЗе. Это – преподаватели кафедр общественных наук. Но они-то, как правило, приучены молчать.

И молчат, нужно думать, неспроста.

 

В. МОЛЧАНОВ, кандидат философских наук.

Свердловск.

«На смену!», 4 ноября 1989 года

Прокурору Верх-Исетского района

Метельскому В.В.

от Молчанова Валерия Алексеевича,

проживающего по ул. 22 партсъезда д.3 кв. 6

ЗАЯВЛЕНИЕ

О возбуждении уголовного дела против Баталова А.А. заведующего кафедрой философии и научного коммунизма СГМИ, зам секретаря парткома института и Ястребова А.П. ректора Свердловского медицинского института за преследование за критику по ст. 172 ук РСФСР и за клевету по ст. 130 УК РСФСР.

В городе Свердловске произошло политическое размежевание обществоведов (см. Уральский рабочий, 5 июля 1989 г) В результате, одна группа обществоведов сводит счёты с другой не в научных спорах, а при помощи администрации и партийных работников.

Последним звеном в цепочке действий такого рода в Свердловском медицинском институте явилась расправа за критику в виде моего увольнения с должности старшего преподавателя кафедры философии и научного коммунизма под прикрытием якобы «демократической» процедуры конкурса.

29 августа с.г. Ученый совет стоматологического факультета СГМИ рассмотрел документы двух претендентов рекомендованных кафедрой на место старшего преподавателя философии и научного коммунизма: ассистента Старшиновой А.В. и Молчанова В.А. в связи с истечением 5 летнего срока работы последнего. Из 21 членов совета за Молчанова проголосовали 6, а за Старшинову – 12. Ассистент победил! Спрашивается, почему? Может быть в силу очевидных преимуществ? Давайте посмотрим их «личные дела».

 

 

 

Молчанов

Старшинова

1

Общий стаж педагогической работы

13 лет

11 лет

2

Стаж работы в мед институте

13 лет

9 лет

3

Количество печатных работ

58

8

4

В организации скольких научных конференций участвовал (а)

5

 

5

Сколько редактировал (а) научных сборников

5

 

6

Участие в общественных движениях Свердловска

да

нет

 

7

Отношение начальства

отрицательное

положительное

 

Что же заставило Ученый совет факультета при столь неодинаковых объективных показателях профессионализма предпочесть одну другому?

Ответ: замалчивание большей части указанных показателей на совете, пункт 7-й этих показателей. Результаты голосования, противоречащие задачам конкурса, который призван улучшать, а не ухудшать состав педагогических кадров ВУЗов, были предопределены выступлениями зав. Кафедрой философии Баталова А.А. и зав. Секцией научного коммунизма Петровой Е.Н. Члены Ученого совета были намеренно введены в заблуждение администрацией кафедры и института. Так, в моем конкурсном деле лежала характеристика, подписанная Баталовым и ректором Ястребовым А.П. Характеристика эта была ранее отозвана кафедрой как не соответствующая действительности и 3 июля с.г. была представлена другая. Эта вторая, тоже подписанная Ястребовым, в момент конкурса 29 августа в деле отсутствовала. Вместо неё из уст Баталова и Петровой звучали утверждения из первой.

Какова же мера объективности и беспристрастности моих непосредственных начальников, из уст которых члены Ученого совета и получили основные «данные».

19 июня 1987 г. на заседании Ученого совета УрГУ я выступил в качестве неофициального оппонента на защите докторской диссертации своего заведующего кафедрой. Выступление и прозвучавшая из моих уст критика носила сугубо научный характер. Ответ же Баталова сводился к тому, что де его оппонент имеет нечистые помыслы, задавая свои вопросы. В сентябре того же года состоялось возглавляемое Н.А.Ворониным[3] (зав. Отделом науки и учебных заведений ГК КПСС. Ныне – зам. пред.горисполкома) так называемое «комплектование» обществоведов, где на заседании парткома руководство попеняло Баталову на то, что он еще гораздо раньше не расправился со мной. Критика была услышана и вот 30 октября 1987 г. появился приказ № 116 – Л 26: «Объявить Молчанову В.А. – ст. преподавателю кафедры философии строгий выговор за отсутствие на работе 14 октября 1987 г. без уважительной причины. Считать 14.10.87 не рабочим днём. Сократить отпуск на один рабочий день. Основание: рапорт зав. Кафедрой философии Баталова А.А., объяснительная Молчанова В.А.»

18 ноября того же года на встрече первого секретаря ОК КПСС Петрова Ю.В. с обществоведами города я публично подал ему письмо с протестом против административных преследований за научную критику. Через месяц 18 декабря комиссия обкома подтвердила полнейшую несостоятельность вынесенного выговора с юридической точки зрения и 2 февраля 1988 г. выговор был полностью отменен. Превращение в нарушителя трудовой дисциплины не состоялось.

Теперь о другом начальнике. Доцент Петрова Е.В. появилась на кафедре философии и н.к. СГМИ в октябре 1986 г. Совершенно неожиданно для кафедры, безо всякого согласования с новыми коллегами, вступив в должность зав. секцией научного коммунизма. Буквально через две недели она вслед за секретарем по идеологии Верх-Исетского РК КПСС А.Меркурьевой обвинила меня в антисоветизме. И хотя «обвиняемый» добился опровержения этого ярлыка официальным путем, от своих обвинений она до сих пор официально еще не отказалась. Вот почему в первой характеристике, составленной Баталовым и отозванной кафедрой, утверждалось, что Молчанов не отвечает «требованиям, предъявляемым преподавателю советской высшей школы». На момент конкурса 29 августа ректор СГМИ Ястребов А.П. с этим бездоказательным и клеветническим утверждением полностью солидаризовался, чем оказал давление на конкурсную комиссию и членов совета.

В статье «Методическая дубина. Как работает механизм торможения в обществоведческой науке» (Уральский рабочий, 7 января 1989 г.) и в статье «Ирбитский синдром» (Молодая гвардия, № 2, 1989 г.) я на примере медицинского института подробно описал, как в г. Свердловске происходит в сфере обществоведения подмена идеологии марксизма-ленинизма идеологией культа личности своего начальства, что ведет, в свою очередь, к шельмованию научных, идеологических кадров. Здесь же напомнил, что за последнее время трижды (нынче уже четырежды) Свердловский обком КПСС указывал на неблагополучное положение дел с научной работой на кафедре философии и научного коммунизма СГМИ, руководимой доц. Баталовым А.А. Никакой реакции на столь авторитетную партийную критику проявлено не было. Всякая же инициатива со стороны преподавателей в решении данного вопроса игнорировалась либо пресекалась (см. стр.233.) Я же за свою инициативу получил полнейший запрет на научные командировки со стороны Баталова А.А. и Ястребова А.П.

Подвергнутые в этих статьях критике А.А.Баталов, Е.Н.Петрова, М.Ф.Лемясев (секретарь парткома), Л.Г.Мельникова (зам.секретаря) нигде официально или печатно моих доводов не опровергли. Зато, выждав время, двое из них через полгода «дали» мне характеристику на Ученом совете стоматологического факультета, превратив процедуру голосования в «демократическую» расправу за деловую и научную критику. При этом они взяли на себя труд представлять мнение «всей» кафедры. А председатель Ученого совета профессор Волкова А.М. отказалась категорически допустить на это заседание представителей вузовской и научной общественности из университета, СИПИ и ВПШ.

Итак, обвиненный в антисоветизме Молчанов и обвиняющая его доц. Петрова…

После опубликования об этом статьи в «Уральском рабочем» через полгода я вылетаю с работы, а Петрова в благодарность от администрации уходит в трехгодичную докторантуру «делать науку». К слову сказать, её последний «научный доклад», в котором она перед коллективом защищала право на трехгодичный оплачиваемый отпуск, даже самим Баталовым был оценен отрицательно. Но все же специфические «деловые» качества перетянули…

Не имея возможности предъявить мне претензии профессионального порядка, администрация нередко прибегала к методам моральной, психологической и политической дискредитации. В качестве же «политического криминала» несколько раз пытались инкриминировать участие в общественном движении г.Свердловска. Так, на заседании кафедры 1 июля с.г. говоря обо мне, А.А.Баталов заявил так: «он работал в Уральском народном фронте, а я – в СГМИ» (цит. по протоколу).

Приведенные здесь факты строго документированы и могут быть пополнены целым рядом других фактов и свидетельств. В своей совокупности они заставляют сделать вывод: сопровождавшиеся клеветой выборы 29 августа 1989 года были расправой за критику и за участие в общественном движении г.Свердловска. Поскольку изучение этого движения, возможное только через участие в нем, является прямой профессиональной обязанностью преподавателя-обществоведа и предопределено политическими директивами ЦК КПСС, местных партийных органов, то развязанные А.Баталовым и А.Ястребовым против меня репрессии, свидетельствуют о их превратном понимании своего профессионального и партийного долга. В силу особого их положения в коллективе Свердловского медицинского института, коллектив преподавателей, студентов и партийная организация ВУЗа оказались парализованными идеологией, психологией и режимом культа личности начальства, насаждаемым этими руководителями.

Исходя из «Постановления № 9 Пленума Верховного суда СССР от 18 апреля 1986 г. О применении судами законодательства об ответственности должностных лиц за нарушение порядка рассмотрения предложений, заявлений, жалоб граждан и преследование за критику», где указано на «общественную опасность такого рода действий», прошу возбудить уголовное дело против вышеуказанных лиц, в этих действиях повинных.

 

В. Молчанов, кандидат философских наук,

20 сентября 1989 г.

г. Свердловск.

Избранные места из переписки…

«РАБОЧЕЕ СЛОВО» № 29– 30

«Председателю профсоюзного комитета Свердловского госмединститута доценту Тарасенко В.Д.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, Молчанов В.А., проработавший в СГМИ 13 лет, с 29 августа 1989 года по настоящий день нахожусь без соответствующей моей квалификации работы и без средств к существованию.

В решении Свердловского обкома профсоюза медицинских работников от 13 февраля 1990 года, а еще ранее в газете «Уральский рабочий» от 2 ноября 1989 года мое отстранение от многолетней научно-педагогической деятельности было квалифицировано как расправа за убеждения посредством якобы «демократической» процедуры выборов на Ученом совете стоматфака.

Кроме того, в последующих публикациях областной прессы подробно объяснено то, что такие административно-политические расправы над обществоведами являются частным случаем ситуации, сложившейся в Свердловске и в УрГУ. Ведь практика Ученого совета стоматфака СГМИ от 29 августа 1989 года в отношение ст. преподавателя Молчанова была полностью продублирована «решением» Ученого совета Уральского университета от 24 января 1989 года в отношении доцента Андреева Ю.П.(см. «Уральский рабочий» от 23 февраля и «За власть советов!» № 4, 1990 г.)

 

Короче говоря: и тут и там ОДНО ДЕЛО. Только в УрГУ действовали «профессора», а в СГМИ - их «аспиранты». Троих из последних администрация мединститута наградила «за заслуги» докторантурой и должностями ст. преподавателя…

Являясь и продолжая оставаться членом вашей профсоюзной организации, я так до сих пор и не получил АБСОЛЮТНО НИКАКОЙ помощи и поддержки от профкома в борьбе с вопиющим «административным хулиганством» руководства СГМИ. Согласитесь, что подобное положение вещей совершенно нетерпимо и находится в полном противоречии с курсом Российских профсоюзов на решительную (как говорится в документах: вплоть до забастовок!) защиту интересов трудящихся.

С учетом сказанного, прошу профком СГМИ:

1.                Опубликовать это моё заявление в многотиражной газете «Свердловский медик» и рассматривать его в качестве апелляции к рядовым членам профсоюза.

2.                В соответствии с Уставом профсоюзов СССР «Лица, виновные в зажиме критики и в преследовании за критику, должны привлекаться к строгой ответственности, вплоть до исключения из профсоюза.» (Р. I п.2.4.) Поэтому прошу профсоюзную организацию СГМИ исключить зав. кафедрой (он же – партийный идеолог института) Баталова А.А. и ректора Ястребова А.П. из своих рядов.

3.                Оказать мне срочную материальную помощь, дабы я смог продолжить нашу общую борьбу за права и достоинство рядового преподавателя и члена профсоюза СГМИ, пусть даже и в одиночку.

 

В.Молчанов, кандидат философских наук,

15 мая 1990 г.

Свердловск».

«Свердловский обком профсоюза медицинских работников.

13 февраля 1990 г.

т. Молчанову В.А.

…Ваше заявление рассмотрено, при проверке установлено, что… не выполнен п. 8 Положения. Из представленных документов прослеживается неприятие политических убеждений, что противоречит ст. 50, 51 Конституции СССР. По поводу увольнения обком письменно обратился в МЗ (Министерство здравоохранения – ред.) СССР».

Из коллективного письма преподавателей-обществоведов г.Свердловска, группы народных депутатов министру здравоохранения РСФСР Потапову А.И.:

«…На наш взгляд, действительным мотивом неизбрания по конкурсу В.А.Молчанова является преследование за политические (коммунистические) убеждения, за принципиальную критику кадровой политики руководства СГМИ.

Мы требуем восстановления В.А.Молчанова на работу в СГМИ в прежней должности с сохранением педагогического стажа и с денежной компенсацией, а также наказания виновных, ответственных за административно-политическую расправу. Всего - 15 подписей. 18 апреля 1990 г.»

«Минздрав РСФСР . 17 мая 1990 г. т. Молчанову В.А.

Главное управление учебных заведений сообщает, что Министерство здравоохранения отменило решение Ученого совета Свердловского медицинского института о неизбрании Вас в должности старшего преподавателя кафедры философии и научного коммунизма в связи с нарушением Положения о проведении конкурса.

Начальник Главного управления Г.Р.Мутовин».

«Выписка из протокола № 10 заседания профкома преподавателей и сотрудников СГМИ от 16.05.90 г.

Постановили:

1.                Тов. Молчанову В.А. оказать материальную помощь в размере 50 рублей.

…3. Ознакомить с текстом заявления т. Молчанова В.А. редактора многотиражной газеты тов. Нисковских Т.М. для удовлетворения просьбы автора.

4.                Считать постановку вопроса об исключении Баталова А.А. и Ястребова А.П. из профсоюза необоснованной».

 

Публикацию подготовил Рафаиль ИСХАКОВ.

Клуб избирателей Орджоникидзевского района г. Свердловска

№__ 10 мая 1991 г.

В Ученый совет Свердловского медицинского института.

Копия в Минздрав СССР и «Медицинскую газету».

Общественность г. Свердловска внимательно следит за гонениями на честных и компетентных сотрудников, которые устраивает администрация и партком мединститута.

4 мая 1989 г. преподаватель каф. философии, кандидат наук Молчанов В.А. опубликовал в газете «Наука Урала» статью «Ещё о феномене Ельцина», а 27 августа того же года открыл работу республиканской конференции общественно-политических движений на тему «Политические формы национального возрождения России». Ещё ранее он подверг критике свое непосредственное начальство в областной (7 января 1989) и в центральной (февраль 1989) печати.

Результат: через два дня, 29 августа 1989 г. он «вылетел» из института по конкурсу.

Научная общественность Свердловска, областная пресса, а также Областной совет профсоюза медработников расценили этот «конкурс» как административно-политическую расправу за убеждения и критику кадровой политики институтского начальства. Расправа на Ученом совете стоматологического ф-та была проведена неряшливо (с вопиющими нарушениями Правил, демократических норм, с фальсификацией и подлогом документов), что заставило Минздрав РСФСР итоги этого конкурса аннулировать, продержав В.Молчанова 9 месяцев безработным…

Администрация СГМИ видимо решила, что министерство одобряет расправу над преподавателем, но недовольно лишь тем, что расправились неквалифицированно. Поэтому в апреле с.г. она объявила новый «конкурс» под него.

Спрашивается: а почему не под его коллегу Старшинову А.В., которая считается «избранной» на основе конкурса, аннулированного Минздравом? Это, во-первых. И, во-вторых, кто сейчас будет оценивать профессиональные и человеческие качества Молчанова? Ученый совет стоматфака, который уже доказал, что не имеет права вести кадровую политику, т.к. по требованию начальства готов презреть и совесть и здравый смысл?

Может быть Большой Ученый совет? Да, но только в том случае, если он официально осудил беспринципность малого совета… А где и когда он осудил ректора Ястребова и зам.секретаря парткома Баталова, виновных в манипуляциях конкурсными документами?

Именно таких принципиальных действий общественность уже давно ждет от членов Большого Ученого совета СГМИ!

Председатель городского рабочего философского Клуба им. И. Дицгена (Соловьев В.Н.)

Директор клуба избирателей (Коновалов Ю.В.) 

  © Политучеба. Екатеринбург, 2006.

При полном или частичном использовании

материалов ссылка на http://rpr.ur.ru обязательна.



[1] 1989 г.

[2] В настоящее вреямя Н.А. Воронин – председатель Областной думы Законодательного собрания Свердловской области (см. http://duma.midural.ru/deputy/voronin)

[3] В настоящее вреямя Н.А. Воронин – председатель Областной думы Законодательного собрания Свердловской области (см. http://duma.midural.ru/deputy/voronin)

 



« показать за последнее время
« показать за Март 2008-го года (всего 16)


Архив
За 2015 год: Март[1]
За 2013 год: Январь[6] , Февраль[3] , Декабрь[1]
За 2012 год: Февраль[2] , Май[1] , Декабрь[17]
За 2011 год: Январь[1] , Апрель[1]
За 2010 год: Апрель[1] , Июнь[1] , Июль[2]
За 2009 год: Январь[2] , Февраль[1] , Апрель[2] , Май[2] , Декабрь[1]
За 2008 год: Март[16] , Апрель[18] , Май[1] , Июнь[1] , Август[7] , Сентябрь[1] , Октябрь[1] , Декабрь[2]

Спецблок

Алексей КАЗАКОВ. "П Л А Ч" ПО Ф. ЭНГЕЛЬСУ.

Вы услышьте, мы вам повторим

Поговорим о СПИДЕ

Уж прошло 140 лет… а ума всё нет и нет!

«УМ - ТВОЙ ВОЖАТЫЙ!»

МЕТОДИЧЕСКАЯ ДУБИНА 

ОТКУДА ЧТО ИСХОДИТ...

Общенациональная идейно-теоретическая дискуссия

На празднике знаний: кафедра против Сократа

2008 - О «МЕРТВЫХ ЗОНАХ»

Алексей Софиолог. Шамиль… Бесланов или тысяча лет – не срок!

Фиаско политологии

ПЕДАГОГИКА КАК СМЫСЛ ИЛИ МУДРОСТЬ

Август 2006 года 

 Какой социализм мы построили?

Между метафизикой "дурной" и "конкретной"

О ТОМ, КАК ЕЩЁ РАЗ ХОРОНИЛИ КАРЛА МАРКСА.


Маленькие  замечания

Монопольное государство.

Между доксой и софией

Настоящие демократы...кто они?

«Что вовремя в голову не придет - по голове стукнет"

«ВКУС К ТЕОРИИ» и ИДЕОЛОГИЯ ПЕРЕСТРОЙКИ.

 Вперед, к диалектической логике!

КТО ЖЕ ВОДИТ ХОРОВОДЫ ?
Тождество мышления и бытия как предмет философских размышлений Э. В. Ильенкова

Э.В.ИЛЬЕНКОВ И РУССКИЙ АКАДЕМИЗМ

Школа Ильенкова и его философия

Пути русского богословия